Практически полное отсутствие квалифицированных адвокатов не удивляет. Это свойство любой профессии в условиях деградации образования. Удивляет почти полное отсутствие порядочных адвокатов.

В СИЗО я столкнулся со множеством жутких историй безграмотных жуликов, получивших корочку адвоката. Они проглатывают решения суда, которым прямая дорога в ВРП. Подыгрывают прокурорам, потому что постоянно общаются с ними, а клиент приходит и уходит. Выдаивают клиентов до копейки и не дают результата. Пользуются страхом людей, оказавшихся в адских условиях, и готовых поверить аферисту.

Конечно, подавляющее большинство заключённых находится в СИЗО из-за того, что у них не было денег на взятку прокурору. Соответственно, они мало платят и адвокату, и он не может несколько дней сидеть над их делом. Но зачастую достаточно часа, чтобы подготовить им обращение в суд. Ну хорошо, час для меня, но и рядовой юрист за несколько часов мог бы подготовить приемлемый документ. Вместо этого, не пишут ничего, или пишут такую дребедень, что хочется в камере видеть этих адвокатов.

Мой совет заключенным — говорить правду или что-то, максимально приближенное к правде. Если не о преступлении, то хотя бы о себе, своем образе жизни, но и готовности изменить его.
Когда-то, как все остальные, я презирал ГАИшников. Пока в горсовете не начал плотно работать с ними, и тогда проникся большим уважением: они профессионалы, великолепные практические психологи и, если вдуматься, никогда не останавливали меня ни за что. Очень похожая ситуация с судьями, разве что я всегда относился к ним, как институции, с уважением. Следственные судьи видят преступников каждый день. Им бесполезно втирать про невиновность. Они видят насквозь. Тем более, что СИЗО никого не исправило, а только ломает людей, уничтожая тонкую оболочку цивилизованности, спрессовывая активных мужчин в малюсеньких камерах, лишая их индивидуального пространства, индивидуального имущества, индивидуальной свободы — всех элементов, которые формируют индивидуума и его уважение к индивидуальности других людей. Поэтому судья брезгливо слушает слабенького адвоката с замашками павлина, который нахваливает клиента типовыми аргументами. Искренность, внятное осознание ошибки, четкий путь исправления — вот те факторы поведения заключенного, которые удивят судью.
В стране деградировавшей прокуратуры, давно не способной оформить материалы, утратившей представление о доказывании — и суде, который вынужден каждый день с этим соглашаться, чтобы не возвращать на улицы явных преступников — никого не отпустят из-за слабых доказательств. На сильного адвоката, если он появится, спроса не будет — выявленные им процессуальные нарушения, хребет американских фильмов о юридической профессии, не сподвигнут судью отпустить их клиента. Когда у вас возникнут проблемы с уголовным законом, и нет денег, чтобы закрыть их с прокурором, не стоит тратиться на сладкоречивого адвоката. Правда дешевле и, как ни странно, в большинстве случаев эффективнее.