Российские пропагандисты возвели одесские события 2 мая в краеугольный камень своей истерии. Хотя трудно предположить, что российский режим, уничтоживший десятки тысяч не только чеченских мирных жителей, но и этнических русских в Чечне, может хоть как-то озаботиться погибшими в Одессе.

Русские пропагандисты не удосуживаются фактами. Так, на представленном в студии видео насилие украинских активистов проиллюстрировано сценой, когда они ломают микроавтобус. Надпись на автобусе “Народная дружина” – то есть, ополчение сепаратистов – никак не смутила авторов передачи. Замалчивались и факты, свидетельствующие о том, что участники восстания вовсе не были мирной группой: под знаменами России, с огнестрельным и холодным оружием, захватив админздание и сконцентрировав там запаса горючей смеси. Россияне требуют рассматривать события 2 мая как уголовный инцидент, в то время как он произошел во время русско-украинской войны и должен рассматриваться исключительно по законам военного времени, как столкновение комбатантов и примкнувших к ним гражданских повстанцев.

Омерзительны попытки российских пропагандистов поставить знак равенства между инцидентов в Одессе и Хатынью. Начать можно с того, что подразделение нацистских коллаборационистов, действовавшее в Хатыни, состояло далеко не только из этнических украинцев. В нем было много русских, а руководителем был поляк. Нет ничего общего между мирным населением Хатыни, оказавшимся в тисках между нацистами и партизанами, и мятежниками в Одессе, выступавшими в поддержку страны-агрессора во время войны.

Удивительно, что присутствовавшие на передаче одесситы спокойно разъезжают по миру, в том числе приезжают в Москву за счет русТВ, хотя Уголовный Кодекс однозначно квалифицирует их действия как государственную измену: пособничество врагу в период вооруженного конфликта.