Современные политики — те же дети. Они, словно мальчишки в советском “Детском мире”, мечтают попасть в отдел военных игрушек. Поход в Оружейную палату для такого ребёнка может стать грандиозным событием, которое запомнится на всю жизнь, а за возможность подержать в руках настоящий маузер он был бы готов отдать годовой запас конфет.

Конечно, всё не так уж и просто. Взрослые люди понимают, что масштабные боевые реконструкции, которые уже несколько лет проходят в Чабанке, необходимы для телевизионщиков: в первую очередь. Ведь показать по телевидению фильм, который будет намного более исторически достоверен, это слишком банально. Одни и те же фильмы покажут все телеканалы. А реконструкции каждый раз получаются разными.

Кроме того, из обычного фильма очень сложно выжать информационный повод для освещения в новостях с привязкой конкретного политика. В то время, как у каждой военной реконструкции есть свой спонсор: как правило, это губернатор, который с героическим выражением лица даёт с высокой трибуны сигнал к началу игрушечной войны.

Если говорить о ветеранах Великой Отечественной, то многие из них наблюдают реконструкцию боя в слезах. Особенно чувствительны пожилые женщины, которые при каждом разрыве взрывпакета взрагивают, словно в трибуну угодил артиллерийский снаряд. По эмоциональному накалу подобные реконструкции настолько сильны, что польза для самих ветеранов может быть сомнительна. Представьте например, что жертвы автокатастроф будут каждый год просматривать детальные реконструкции аварии: с покорёженным металлом, пострадавшими и санитарами. Психологически такое зрелище выдержать действительно сложно.

Главное, чтобы этот терапевтический эффект распространялся на молодое поколение: чтобы молодёжь, глядя на битву, понимала, что в военных действиях нет никакой романтики — это погибшие родные, слёзы, выжженная земля и расчленёнка. Быть может тогда на планете выросло бы наконец поколение со стойким неприятием любой войны.

Однако, когда глядишь в горящие глаза политиков, которые с явным удовольствием наблюдают бутафорские бои, понятно, что истинная цель проводимых за бюджетные деньги реконструкций совершенно другая: это банальная игра “в солдатиков” и “в войнушку”. Вместо антимилитаризма это скорее наоборот — культ войны.