Очередная попытка принять закон об украинском языке напоминает старый анекдот. Собрание колхоза, на повестке дня два вопроса: строительство сарая и коммунизма. В связи с отсутствием досок, перешли ко второму вопросу.

Логика языкового законопроекта, запрета российских медиа-персон, фильмов и подобных мер — отделение от страны-агрессора. Идея неплохая, но вообще никак не работает.

Вспомним накал антинемецкой (и, с другой стороны, антисоветской) пропаганды во время Второй мировой. Ни по качеству, ни по количеству нынешняя жалкая пропаганда не сравнится. Вспомним «пограничные» линии, разделявшие страны — не яценюковский забор, а окопы, минные поля и горы трупов. Все это не помешало СССР и ГДРподружиться спустя месяцы после войны, а народы выработали позитивное отношение друг к другу спустя лет десять. И это была настоящая, страшная война, а не пограничный конфликт.

Причина такого сближения, конечно же, в экономической привлекательности Германии и политической (для ГДР) привлекательности СССР. При наличии таких мощных, рациональных причин для хорошего отношения, никакая предыдущая память не сработает. Сработает ли пропаганда? Какое-то время да, но недолго: вспомним позитивное отношение среди советского населения к США, при мощнейшей анти-американской пропаганде.

Украина могла бы отделиться от России, только став экономически и политически привлекательной для собственного населения. В ситуации, когда экономика России, хотя и плохая, неимоверно лучше украинской; когда порядка в России гораздо больше, а бытовой коррупции гораздо меньше; когда Россию в мире уважают, а к Украине относится с удивлением — трудно рассчитывать, что волна украинского патриотизма 2014 года не сменится желанием нормализации с Россией.