У российских комментаторов стало национальным видом спорта гадать, подружится ли Трамп с Путиным. Они забыли, что у Путина были прекрасные, личные, дружеские отношения с Блэром и Бушем – которые, несмотря на дружбу, отказались реструктуризировать российский долг. Отличные отношения с Меркель – которая обиделась на него из-за сложностей, которые он создал европейским политикам в Украине. Обама с Путиным чуть не целовался, оставил на него исламский Ближний Восток – и тоже разругался. Это проблема собаки и кошки – они по-разному вертят хвостом.

Западные политики делают то, что хорошо в глазах избирателей. Поэтому их политика хотя бы внешне моральна. Украина им безразлична, но передел границ неприятен избирателям. И насчет бомбардировок Сирии, все понимают, что иначе ИГИЛ оттуда не выбросишь, но картинки разрушенных городов на ТВ отрицательно воспринимаются избирателями.

Путин же может не заботиться о том, как избиратели воспринимают его политику. Он и избирательную машину для этого контролирует, и российские СМИ. Так что избирателям его политика всегда понравится, а если не понравится, то посчитают все нужные цифры. И более того, российский избиратель отягощен православной жертвенностью (американцы погибали во Вьетнаме ради собственных интересов, тогда русские в Афганистане были уверены, что спасают местное население – выполняют интернациональный долг), поэтому спокойно воспринимает кадры, которые на Западе воспринимаются как чересчур брутальные.

В России политика, как и бизнес, и госслужба – дело очень личное. Приятному тебе правителю можно и кредиты простить, и с подавлением восстания помочь. Неприятного, наоборот, можно саботировать. На Западе, личные факторы в политике далеко не столь важны. Там фаза “Государство – это я” давно пройдена.

Поэтому совершенно не важно, как Трамп относился к Путину месяц назад. Никакой американский президент не сможет закрыть глаза на военное участие России в Украине. И вне сомнения, отношения Путина с Трампом испортятся точно так же, как с другими лидерами свободного мира.