Мы писали о фиктивных долгах одесского припортового завода перед Фирташем и их отмывании через суд. История получила продолжение: по другому долгу, местный суд подтвердил решение Стокгольмского арбитража о взыскании с ОПЗ почти 7 млрд в пользу Фирташа.

Такое взыскание было бы невозможно при сопротивлении власти. В рамках уголовного производства можно было установить массу нарушений при заключении договора. Можно было бесконечно тянуть признание решения арбитража местным судом. Можно было признать недействительными клаузы договора – например, о международном арбитраже, что плохо согласуется с исключительностью национальной судебной юрисдикции в украинской конституции. Можно было разгромить предприятия Фирташа налоговой. Можно было через FinCEN заблокировать счета кипрского поставщика газа, незаконно контролируемого гражданином Украины Фирташем. Можно было приостановить взыскание обеспечительной мерой по уголовному делу в Украине – законно или не очень.

То, что власти ничего из этого не сделали, а в течение года изображали аукцион, тогда как все понимали, что из-за долгов купить ОПЗ может только Фирташ, явно доказывает сговор.

Не подняли украинские власти и другой, не менее интересный вопрос: каким образом ОПЗ не выплатил несколько миллиардов основного долга? Газ был получен, карбамид продан не в убыток, деньги получены – и куда-то делись. Кто украл несколько миллиардов с ОПЗ – вопрос, который не интересует ни руководство страны, ни клоунов из НАБУ.

Причем, сумма долга продолжает расти до момента его погашения из-за инфляционных убытков: с момент вынесения решения арбитража, сумма увеличилась примерно на треть, а пока ее погасят непонятно из каких денег, пройдет еще, скажем, год. Итоговая сумма взыскания будет напоминать 12-15 млрд, а до взыскания, завод будет остановлен арестом его счетов. Соответственно, единственным покупателем становится Фирташ.