Разделим на объективную и субъективную стороны. Объективно, все что больше нуля и направляется нуждающимся — отлично. Субъективно, все иначе.

Отвечая на вопрос о допустимости использования подношения блудницы, Иисус ответил стандартным раввинистическим аргументом, что только на оборудование туалета. Речь шла не о бедных, а о Храме — и ситуации отсутствия острой необходимости. Когда уровень необходимости был едва-едва повышен, Иисус с удовольствием принял подношение вероятной блудницы в виде масла для омовения. Но там и ситуация была иной: блудница раскаивалась. То есть, можно сделать уверенный вывод: благотворительность из грязных денег тем более допустима, чем больше в ней необходимость у берущего и чем выше раскаяние дающего.

Насчет раскаяния дающего понятно, что оно нулевое. Почти всегда, речь о ворах или тех, кто зарабатывает, содействуя ворам. Не всегда так прямолинейно, как ломбард, занимающийся скупкой краденого. Иногда это перевалка краденого зерна или руды из незаконно полученных в концессию месторождений. Никто из крупных благотворителей не занимается благотворительностью втайне: все выпячивают свои заслуги и тратят на пиар зачастую не меньше, чем на бедных.

Сложно с вопросом о необходимости. Для конкретного бедняка, получающего от, например, Корогодского булочку с супом, даже это питание, его не насыщающее (бомжей и тех кормят кашей), все же существенно. Для бедняков в целом, это даже не капля в море. Можно сказать, что на личном уровне (некий человек купил булку некоему бедняку в магазине) поступок является значимым. Но социальный проект, по определению, должен иметь социальные последствия, и если это капля в море, то он не может считаться ни существенным, ни необходимым.

Возвращаясь к субъективной стороне, вспомним другой евангельский критерий: две лепты вдовы правильно названы важной благотворительностью. Критерий понятен: благотворительность должна быть существенна для дающего. Богач, швыряющий медяки в толпу, не может вызвать уважения. Тем более, богач, уговаривающий это делать других.

Конкретизируя, у меня нет симпатий к благотворительности, которая не растрачивает и долю процента имущества богача, и в реальном времени, далеко отстает от тех сумм, которые он крадет.

Вадим Черный