Реконструкция муниципального детского лагеря “Виктория” закончилась тем, чем и должна была закончиться: лагерь сгорел. В таком исходе не могло быть сомнений ни у кого, кто видел спичечные коробки деревянных корпусов. Кому из мэрских отморозков пришло в голову строить детские корпуса из дерева? Как ГАСК принял в эксплуатацию эту братскую могилу, когда элементарно по нормам сейсмоустойчивости – даже не противопожарным – строить можно было только из бетона и на сваях? Какой пожарный подписал эксплуатацию места массового скопления из дерева, когда по нормам и по сертификату пожарной безопасности из него можно строить только индивидуальные коттеджи?

Где элементарно пожарные выходы из здания с массовым скоплением детей? Где огнестойкая лестница? Где огнебезопасная лестничная клетка? Где второй выход? Где нормативное расстояние до эвакуационной лестницы? Где нормативная ширина лестницы, позволяющая эвакуацию? Где безопасные пути эвакуации, а не по галерее мимо горящих окон? Кто согласовал проект, в котором при эвакуации образовалось обратная тяга? Почему в общественном здании не было системы автоматического дымоудаления?

Мэрия фальсифицировала проектную документацию, определив категорию здания, а не лагеря в целом. Тот факт, что лагерь как единый имущественный комплекс, вмещает 420 детей плюс сотню обслуживающего персонала, однозначно классифицирует “реконструкцию” как строительство 5-й категории сложности – и там совсем другой порядок согласования, который мэрия обошла. Для 5-й категории не предусмотрена даже противопожарная пропитка дерева, потому что применение деревянных конструкции не допускается вообще. Мэрия использовала нормативы для временного проживания, тогда как смена 20 дней – и потому, проживание является постоянным, и нормы гораздо более строгие. Похоже, что такого количества нарушений не было ни на одном другом объекте муниципального строительства.

На фоне этих дичайших нарушений уже не стоит и говорить, что фикцией оказалась противопожарная обработка дерева. Даже если бы она и была изначально – что практически нереально, учитывая высокую стоимость, – то у нее очень небольшой срок годности (3-7 лет), а заново пропитывать каждые несколько лет уже стоящие деревянные домики невозможно. Учитывая срок строительства, то при использовании недорогой пропитки, трехлетний срок бы уже подходил к концу. На видеозаписях пожара, очевидно что дерево загорается от такого же дерева, а не ведет себя как трудногорючее (обработанное пропиткой).

И ведь это же все проходили: еще при Малине в УКСе ОГА, там пытались построить детские сады из фанеры, как во всем мире, но при злодейском режиме Януковича никто это не разрешил. А уж фанера точно пропитывается противопожарным раствором лучше, чем брус.

Распил на лагере был грандиозным: три миллиона долларов на деревянных бараках. Только на пожарной сигнализации списали без тендера 11 млн грн, хотя не было никакой необходимости обходиться без тендера, а цена завышена раз в десять. Причем, мэрия эксплуатировала детский лагерь – деревянный – при неработающей сигнализации и вопреки предписанию пожарных.

Можно говорить еще долго: и о том, что в санатории работали не воспитатели, а зарплату им платили в конвертах; и о том, что руководитель лагеря ранее доказал свою некомпетентность в роли директора интерната; и о нарушении правил эксплуатации – по штату, отсутствует круглосуточный диспетчер пульта сигнализации, как того требует ДБН, а сторож не инструктирован; о том, что детей на ночь запирали в здании без пожарного выхода; и о том, что пожарный водоем пуст не только в санатории, но и в практически всех детских садах и школах.

Но основной вопрос другой: почему же мэрия строила из дерева, а не обычного бетона? И возникает большое подозрение, что они строили временные сооружения, чтобы потом приватизировать участок, сказав, что на нем нет капитальных детско-оздоровительных сооружений.