И речь, конечно, не о зарплате, получаемой в прокуратуре. На этот раз, Жученко выразил уверенность в виновности воспитательницы по двум причинам.

Во-первых, она не оспорила админштраф пожарных, а оплатила его. Если бы прокурор занимался своей прямой работой, а не изнасилованием здравого смысла в угоду клиентам, то девочку бы спросили на допросе, кто дал ей деньги на оплату штрафа – и это явно был директор лагеря. То есть, аргумент что она уплатила штраф – это аргумент в пользу того, что она была лишь беспомощным инструментом в руках мэрских чиновников.

Аналогичный уровень юридического сознания сквозит в тезисе прокурора о том, что воспитательница не оспорила админвзыскание. И речь даже не о том, что кто мог ожидать, что 22-летняя девочка будет судиться с МЧС. Но прокурорский аргумент свидетельствует строго об обратном: воспитательница не принимала решений. Ей сказали оплатить штраф и забыть.

Во-вторых, прокурор утверждает, что воспитательница работала в лагере в сентябре, поскольку ей на зарплатную карту поступил аванс. Если бы она работала на самом деле, то прокурор бы сказал, что она выполняла функции воспитатели в такой-то группе такого-то барака в такие-то дни. Очевидно, этого не было: никто из детей ее не видел. А аргумент о получении аванса лишний раз говорит, как мы писали, о том, что директор муниципального лагеря и ее использовал в числе мертвых душ, начисляя и крадя зарплату.