С момента трагедии в лагере «Виктория» губернатор вмешивается в ход следствия склоняясь к версии халатности чиновников. Ему выгодна только эта версия, так как она создает максимальные проблемы Труханову и усиливает влияние губернатора. Под это дело была создана подконтрольная Степанову комиссия, куда включили мужа худрука, в комнате которой начался пожар. Так же губернатор вызывает на ковер прокурора, чтобы не дать выйти из СИЗО директору «Виктории».

Две другие версии, самовозгорание по вине персонала и поджог – спускают у Степанова на тормозах. Что и естественно, потому что они могли возникнуть только в воображении мэрских пиарщиков, и ни один здравомыслящий человек не поверит в мэрскую историю.

Только стараниями Степанова, в СИЗО остается директор лагеря, по которому тюрьма плакала, еще когда воспитанники его интерната покалечили сотрудников, или когда он наворовал на дорогой джип. А каждый день пребывания директора в СИЗО – страх для мэрии, что тот начнет давать показания.

С другой стороны, удивительно, что Степанов поддерживает версию о халатности, продвигаемую купленной мэрией прокуратурой. Хотя каждому очевидно, что дело не в халатности, а в создании организованной преступной группы, которая незаконно провела тендер, незаконно зарегистрировала декларации и незаконно эксплуатировала лагерь для получения незаконного дохода.