Налаженный в хозсуде конвейер судебных решений в пользу мэрии без задержек выдал очередное решение: расформировать ОСМД, организованное Тарпаном в доме Руссова. Решение не абсурдно: дом разрушен, потому не может быть жилым, потому не может иметь ОСМД.

Но по этой же логике, мэрия и суд обязаны останавливать любую из многочисленных строек в центре, которые формально являются реконструкцией здания, давно не существующего. Например, “рыбного ресторана” у Потемкинской лестницы, от которого только участок стены остался.

Решение суда создает дыру: здание перестало быть жилым (ушло от ОСМД Тарпана), но осталось зданием (и перешло к ЖКС мэрии). Но от утраты статуса жилого, оно не стало коммерческим, а перестало быть зданием – и объектом собственности. А в отсутствие права собственности, горсовет не может тратить бюджетные средства.

Даже если в мэрии заметят, что ЖКС тоже обслуживает только жилые здания, и не станут передавать ему дом Руссова, то право мэрии на содержание домов, в которых мэрии принадлежит только часть, распространяется только на жилые здания – а суд признал это здание не жилым. И теперь, по решению суда, мэрия тоже не может финансировать ремонт из бюджета. Конечно, требования закона мэрских ни останавливают, но коллизия забавная, и кто-то когда-то окажется под следствием за организацию тендера.

Любопытно, что в разгар конфликта, трухановцы передали в аренду компании Тарпана “Спартак” помещение на первом этаже дома Руссова. А теперь за бюджетный счет отремонтируют здание, в котором Тарпану принадлежит основная доля.