Комичной выдалась лекция харьковского философа и богослова Александра Филоненко “Воспитание культурной политики надежды”. Ладно, что лектор не в ладах с русским языком, судя по “воспитанию политики”, но он два часа сыпал перлами.

Заявленной тематике лекции были посвящены несколько минут. Богослов Филоненко поведал, что люди эпохи Возрождения имели огромный временной горизонт, в отличие от современных, поскольку сдавали деньги на соборы, которые не будут окончены при их жизни. В реальности же, их вообще не интересовал собор, она платили за улучшение своей или родственников ситуации в чистилище. Они не ждали окончания строительства, а получали загробное удовлетворение в момент сдачи денег.

Филоненко раз двадцать повторил, сколь загадочен успех бенедиктинцев. Остальные знают, что только бенедиктинцы сохранили старые книги, умели заниматься промышленным земледелием и поэтому стали консультантами феодалов и тогдашним дипломатическим корпусом – например, у Меровингов.

Свежестью новизны отдают суждения Филоненко в экономической географии. Слушатели узнали – некоторые с изрядным удивлением, – что Флоренция была единственным итальянским городом, не связанным с аграрным производством. Многочисленные деревни вокруг Флоренции, конечно, не в счет, как не в счет и Венеция, уж явно менее сельскохозяйственная, чем расположенная на плодородных землях Флоренция.

Философ Филоненко взгрустнул из-за того, что мы не знаем, был ли знаком Джотто с Данте, хотя они жили в одном городе в одно время. Самый известный портрет Данте – работы Джотто.

Битый час шёл рассказ о барельефах работы Пизано на колокольне Флоренции. Уровень рассуждений: теософские выводы из барельефных сюжетов о художнике, скульпторе и архитекторе. На самом деле, в ту эпоху, еще перед Брунеллески, это были модные профессии.

Или нудные рассуждения о барельефах таинств на той же колокольне, почему они отличаются стилем от других. Да потому, что их делал не Пизано.

Прото-Ренессанс во Флоренции, по мнению Филоненко, был в середине 15 века.

И напоследок, богослов заявил, что сцена рождества на фасаде есть только на Sagrada Familia.

Отказываясь остановиться в потоке изливаемой на слушателей чуши, Филоненко добавил походя, что примитивизм возник потому, что Руссо, будучи ребёнком, разглядывал траву с уровня глаз. А философия, по его словам, это наука (кстати, псевдо-наука) не о “почему”, как думает весь остальной мир, а о радостной жизни. Можно гадать, кто по мнению Филоненко, был радостнее: пифагорейцы или софисты.

Вадим Черный