Вручив Труханову и компании подозрение в феврале, НАБУ должно было составить обвинительный акт где-то в апреле. Ситник, видя явное затягивание, публично обещал объявить подозрение в мае. Наступил октябрь, и НАБУ сподобилось предъявить обвинение. Явно не случайно Труханов незадолго до обвинения ушел в отпуск – переговорить со старшим товарищем, надежно ли договорились в НАБУ.

Обвинение настолько абсурдное, что по-видимому, его затягивали, чтобы оправдательный приговор пришелся на время мэрских выборов.