Описывая полученное ранение в легкие, активист Михайлик сказал, что почувствовал “сильную боль и жар с левой стороны груди”. Это довольно странные ощущение при ранении из нагана (как утверждала полиция): ожидаемая боль была бы гораздо более резкой, вероятно, с потерей сознания. Не было бы и жара; несомненно, Михайлик не спутал бы жар и возникающую при огнестрельном ранении разливающуюся теплоту. Странно и то, что Михайлик не слышал выстрела – при ранении из нагана, он должен был его хорошо расслышать (скорость пули ниже скорости звука). Не менее странно и то, что в густонаселенном районе, никто не видел нападения, а Михайлик смог с ранением в легкое остановить патрульный автомобиль. Добавляет удивления и быстрое выздоровление Михайлика, а также и особенности его пребывания в больнице, где к нему не подпускали “обычных” врачей.

Все это может иметь совершенно нормальное объяснение, и вполне могло случиться, но в таком виде – довольно странно.