Убийство полицейским 29-летнего Дмитрия Колдарара на Слободской улице полиция поспешила объяснить как “застрелили подозреваемого в убийстве”. Тот размахивал топором, и полицейский вынужден был применить оружие.

Судя по тому, что участковый успел вытащить пистолет, человек с топором находился от него на значительном расстоянии. То есть, весьма спорно, была ли непосредственная угроза жизни полицейского. Во-вторых, только полным непрофессионализмом можно объяснить, что полицейский стрелял на поражение, а не в ноги человеку. налицо – чистейший состав убийства, по крайней мере, из неосторожности.

На полицейских фотографиях видны отдельно лежащие топор и нож. Полиция хочет выдать убитого за Рембо, который одновременно нес две единицы холодного оружия.

По версии полиции, убийство имело место, когда полицейские “осматривали дом подозреваемого”. Это ложь. Во-первых, убийство произошло далеко от дома, возле трамвайных путей. Во-вторых, если бы в полиции знали, что это подозреваемый, то отправили бы группу захвата, а не тривиального участкового для отработки фоторобота, который еще не известно, откуда взялся и чему соответствует. В-третьих, полиция поторопилась, мгновенно после убийства объявив человека подозреваемым. Он не был в таком статусе – подозрение при жизни ему не было объявлено. И участковый-убийца никак не мог знать, что перед ним именно вероятный преступник, а не обычный неадекват с топором, которых в том районе – сколько угодно.

В-целом, картина совершенно иная, чем рисует полиция. Участкового отправили по домам в подозрительном районе, как и множество других участковых, без особой надежды найти кого-то по сомнительному фотороботу. Непрофессиональный полицейский, не умеющий ни стрелять, ни адекватно реагировать на странных местных жителей, застрелил первого же, кто с ним грубо обошелся. Полиция не только отмазала участкового-убийцу, но и свалила преступление на убитого, закрыв таким образом безнадежное расследование.