Как если бы многоэтажек в Пушкинской и Дюка было мало, трухановцы собрались изуродовать город еще и памятником воином АТО. Поскольку вопрос о памятнике решался профессиональными бандитами и их подручными, то не удивительно, что свелось все к вариации толстой золотой цепи на шее и штанам Adidas с хорошо проглаженной стрелкой, в которые аккуратно засунут кожаный плащ.

Во-первых, установка памятника до окончания войны – дело невиданное и весьма аморальное. Пока еще живые, новые солдаты отправляются на фронт, а памятник им уже готов.

Во-вторых, при существовании в классификаторе профессий профессии скульптора, допускать предложения “студентов строительного института” – некий нонсенс. Который и дал о себе знать.

Предложенный вариант скульптурной группы сам по себе допустим, на военных памятниках встречается – хотя в наше время, почти не используется. Но при современном уровне антропоморфной скульптуры, если уж хочется поставить изображения людей, то они должны реально выходить за рамки изделий из папье-маше и “панорамы обороны Севастополя”. Это и вопрос художественного уровня скульптуры, и оригинальной композиции. Эскиз в этом смысле больше напоминает какой-нибудь кладбищенский памятник цыганскому барону в Румынии.

Добавляет уродства и золотистый оттенок происходящего. Что-то подобное можно наблюдать в сельских церквях Мексики. Вместо того, чтобы подчеркнуть скульптуры серым или черным цветом, их тут разукрашивают, как в фигуру святого в какой-нибудь депутатской церкви.

Подобную дрянь уже много лет нигде не делают. Военные памятники – строгие, скромные, тяжелые; если антропоморфные, то стилизованные, не примитивно-реалистичные.

11