После устроенной украинской стороной провокации в Керченском проливе, вполне предсказуемо, Россия и вовсе закрыла территориальные воды, которые не только считает своими, но и, в отличие от Украины, контролирует, для украинского судоходства. Трудно было предположить какую-то иную реакцию на безумную пиар-акцию украинский властей, набивших катера моряками как сельдью – вдвое больше штатной численности – и подставивших их, включая 19-летнего ребенка, под совершенно предсказуемый обстрел русских.

Украинцам нужно определиться, какое право они хотят применять: военного или мирного времени.

Вариант 1, военного. РФ оккупировала Крым. Страны находятся в состоянии вооружённого конфликта – автоматически. Территориальные воды Крыма не являются российскими. Украина не должна согласовывать проход своих судов с врагом. Но тогда и враг, руководствуясь правилами ведения войны, имел полное право стрелять в украинские корабли.

Вариант 2, мирного. Закрыли глаза на оккупацию Россией Крыма, фактического состояния войны нет. Тогда Россия, контролируя Крым, имеет право устанавливать режим прохода своих территориальных вод, не доходя до запрета судоходства. Россия ввела такой режим требованиями регистрации и соблюдения графика, а также временно закрыв акваторию. Украинские корабли, проигнорировав правила местной власти, совершили правонарушение. Применив или угрожая применить оружие, они совершили преступление. Действия России находятся более-менее в легальном поле.

Незадача в том, что украинские власти пытаются вести войну, оставаясь в рамках права мирного времени.

Кстати, украинцы, которым нравятся подобные провокации, вполне могут не дожидаться объявления войны.

Устоявшееся правило: Конвенция Женева-1949 включается не только при столкновении вооруженных сил, но и в тот момент, когда вооруженные силы одного государства оказываются на территории другого государства без его согласия. Поэтому, по международному определению, война или вооружённый конфликт между Россией и Украиной начался с появления в Крыму российских военных, задачи которых выходили за рамки обслуживания базы.
По этой причине, нет мирного договора между Россией и Японией. Не бывает мира при оккупации.
Совершенно не важно, что говорит по этому поводу украинский президент или парламент. Состояние вооружённого конфликта неоспоримо существует как юридический факт. И отправлять незащищенные украинские катера в Крым было преступной халатностью военного руководства.