Только обильным угощением можно объяснить перлы, которые отвесил генпрокурор Луценко на встрече силовиков в Одессе. Кстати, из всех областей с военным положением, они собрались именно тут. Не под Донецком же им обсуждать военное положение.

Итак, Луценко заявил, что все стройки в Одессе приостановят на месяц для проверки. Не в том смысле, что их остановит украинский Дед Мороз, по указанию которого с конца декабря по середину января все равно никого работать не заставишь. А вот то ли прокуратура, то ли обладминистрация, то ли военные – кто-то должен остановить все стройки, пока прокуратура их будет проверять. Тот мелкий факт, что закон предусматривает четкие основания для остановки строительства, генпрокурора не озаботил.

Да и как мог озаботить тот факт, если генпрокурор потребовал навсегда остановить стройки, у которых нет “хоть одного” разрешительного документа? Главный украинский юрист запамятовал, что по закону, на стройку есть ровно один разрешительный документ: разрешение ГАСК.

Порадовал Луценко публику и утверждением о том, что покушение на Гриценко путем забрасывания его яйцами незаконно, потому что во время военного положения, “монополия на насилие принадлежит государству”. Нужно будет поинтересоваться, кому же принадлежит монополия вне военного положения.