Конфликт с отжатием активистами церквушки у Агафангела шит белыми нитками: якобы какие-то прихожане решили перейти в альтернативную церковь и перестали пускать священника УПЦ-МП. Это никому не интересно.

Интереснее иное. Какие “прихожане” могут быть на закрытой территории военного института? И, главное, что делает заведение по торговле опиумом для народа на государственной военной территории, где религиозная агитация в корне запрещена конституцией?