В связи с назначенным на 20 мая гей-парадом в Киеве, можно проанализировать его аспекты.

Говоря о морали, нужно отметить, что в классическом христианстве гомосексуализм не является грехом. Иисус вылечил служку сотника, который по контексту и коннотации слова предстает пассивным гомосексуалистом. Осуждение гомосексуализма присутствует в посланиях Павла к Римлянам и Коринфянам, однако лишь в числе многих прегрешений, причем связывается оно именно с идолопоклонством – то есть, языческими оргиями. Гомосексуализм осужден и в послании Тимофею, павловское авторство которого отрицается всеми крупными учеными.

Отвергнув 613 заповедей иудаизма, христианство классифицировало гомосексуализм как недостойное поведение, но не грех. Иная позиция была бы и невозможной для мессианской религии, стремившейся привлечь сторонников в Греции и Риме – странах с традиционно сильными гомосексуальными наклонностями.

Речь о мужском гомосексуализме. Лесбийские отношения не являются грехом даже по канонам иудаизма. Исключение не является случайным, поскольку Библия анализирует и осуждает сексуальные извращения женщин. Логика законодателя здесь вполне явная: сексуальный грех всегда связан с семяизвержением, утратой живительной силы. Лесбийские отношения же рассматриваются как рекреационный секс, не связанный с моралью.

В христианстве гомосексуализм стал грехом совершенно случайно. Император Юстиниан посвятил ему две статьи в своем уголовном кодексе. Для него это было средством борьбы с вельможами, поголовно гомосексуалистами, позволяя произвольно преследовать неугодных. По причинам, которые сегодня уже достоверно установить не удастся, церковь заимствовала эти юридические новации.

Говоря о традиции, в Древней Греции гомосексуализм был иным, нежели сейчас. Среди людей равного социального статуса, и обычно в отношениях с мальчиками, секс был intercrural, с использованием бедер партнера. Для взрослого человека считалось позорным быть пассивным участником гомосексуальных отношений. В Древнем Риме свободные граждане любого возраста охранялись от пассивной роли.

В смысле традиции, некорректно смешивать запрет гомосексуальных отношений, имеющий корни даже в античности, с пуританским запретом содомии в гетеросексуальных отношениях, который и сегодня в качестве курьеза сохранился в законодательстве некоторых штатов США. Пуританский запрет сравнительно новый.

Говоря о политике, гей-парады проходят по всему миру в рамках наступления нигилизма, ошибочного именуемого либерализмом, на традиционные ценности. Конечно, никому не хочется абсурдных запретов, но далеко не все запреты, которые невозможно объяснить, являются абсурдными. Например, запрещены публичное обнажение или совокупление с животными, хотя это совершенно консенсуальные акты, безвредные для окружающих. Эта же логика применима – хотя и не обязательно должна быть применена – к гомосексуализму.

Итак, гомосексуализм не является в христианстве грехом, потому в светской жизни лишен печати аморальности. Между тем, он категорически осуждается с незапамятных времен, поэтому вполне понятна позиция консерваторов, которые не хотят ни сами смотреть на гей-парады, ни – что более важно – представлять в глазах детей гомосексуализм как нечто нормальное. Гомосексуализм – не грех и не преступление, но извращение (в смысле нарушения общепринятого порядка). Поэтому большинство населения вправе отвергнуть его нормализацию и популяризацию.