Амирханян, которого полиция беспочвенно обещает сделать обвиняемым по нападению на Облавтодор, озвучил довольно очевидную причину учиненной им карательной акции: попытку выбить долг в 100 миллионов. Понятное дело, что за хроническим долгом его Облавтодора стоят конкуренты, и от легкого наезда Амирханян никаких денег не получит.

Интересно другое. Итак, Амирханяну должны около ста миллионов, в силу чего он не может рассчитаться за материалы и выплатить зарплату. Но официально, крупной задолженности по зарплате у подрядчиков не висит; в налоговой ничего на этот счет не видно. Значит, зарплата на крупном бюджетном объекте совершенно официально выплачивается наличными. И это далеко не только у Амирханяна, а у всех. Но где же тогда прокуратура с традиционными криками о фиктивных предприятиях? Хорошо подмазанная прокуратура не скрипит.

Не менее любопытен и долг в сто миллионов. Вне сомнения, “армянские” дорожные компании, хотя и крупные по одесским меркам, и стабильные, но профинансировать областной проект на четыре миллиона долларов собственных денег не могут. Или могут, но не станут. То есть, подавляющая часть стомиллионной задолженности это далеко не себестоимость, а воздух.

Безусловно, ситуация с гигантскими приписками касается всех участников косметического ремонта трассы Одесса-Рени. В отсутствие нормальной дороги, только за счет накатки очередного слоя асфальта, этот миллиардный прожект пойдет ямами уже этим летом.