5 апреля в Одесском национальном академическом театре оперы и балета состоялась премьера новой постановки оперы “Мадам Баттерфляй”. Современное видение классики Пуччини предложил нидерландский режиссёр Здислав Супеж. В целом, над новой постановкой работала интернациональная команда из Германии, Франции и Австрии. Партию Чио-Чио-Сан исполнила Хирако Морита (сопрано, Япония), а лейтенанта Франклина Бенджамина Пинкертона, как и положено, – итальянец Доменико Менини (тенор). Дирижёр, по понятным причинам, Игорь Чернецкий.

Несмотря на то, что одесских театралов можно назвать консервативными в вопросах классической оперы, надо признать, что минимализм декораций придал новой постановке особый оттенок. Приглашённые звёзды действительно держали публику в напряжении, вкладывая весь спектр переживаний в своё искусство. Но как только исполнение и игра поднимали публику на вершины вдохновения и сопереживания, оркестр неизбежно возвращал волшебную атмосферу вечера в неприглядную реальность местечкового непрофессионализма.

Ни декорации, ни игра артистов, ни даже японская Хирако Морита, исполняющая партию Чио-Чио-Сан по всему миру с 2008 года, не уберегли постановку от бьющей через все края, “харизмы” дирижера. В звучании оркестра под управлением Игоря Чернецкого невозможно было даже предположить чувственную и многогранную природу итальянской оперы.

В этот вечер музыка Пуччини, которая известна всему миру своей мелодичностью, глубиной, нежностью и страстью, звучала тяжелой и неподъемной гранитной плитой, на которой “отрывалось” воспаленное дирижерское эго. Акценты, расставленные оркестром, были не в состоянии раскрыть силу и глубину чувств героев через музыку. Дирижёр пренебрег задумкой Пуччини, тем самым уничтожив трепетность и глубину драмы своим неуместным, бесконечным фортиссимо.

Хочется пожелать театру дирижера, чье “Я” не будет возвышаться над “Мельпоменой на колеснице”, украшающей театр.