По делу розетки в отеле Паровоз («пожара в отеле Токио»), следственная группа состоит из шести дюжин следователей и прокуроров. Приходит на ум старая шутка, что IQ группы равен IQ самого тупого члена группы, деленному на количество членов. Итак, вся эта компания не могла закончить дело за два месяца, продлилась до шести месяцев и едва ли закончит быстрее, чем за два-три года. Почему?

Находясь в СИЗО, я увидел любопытную картину: невиновных почти нет, но почти по всем нет никаких убедительных доказательств. Я писал жалобу мужику, у которого в деле нет вообще ни одного доказательства. Суд это понимает. Полицейские понимают. Ходят слухи, что оно дошло даже до прокурорских. В результате предварительное заключение для многих становится единственным наказанием. Суд, очень нехорошо покрывая полицию, осуждает примерно на тот срок, который человек и так отсидел. Чтобы скрыть незаконность его содержания под стражей. Сообразив эту бесчестную схему, прокуратура давит на суд, чтобы подольше держать в СИЗО. Чем дольше удержат, тем автоматически больше срок. И доказывать ничего не нужно. Преступная схема суда и следствия, которая покрывает полную неспособность полиции что-либо расследовать.

К делу о розетке. Ничто не мешало закончить его за месяц. Первый день — назначили все экспертизы; их список и вопросы — стандартные. Второй день — отвезли материалы на экспертизу. Еще несколько недель — получили результаты экспертиз. За это время всех допросили. Через месяц-два дело в суде. В реальности, следователи до сих пор — спустя два с половиной месяца — все еще назначают новые экспертизы.

Тянуть — единственный выход для них. В суде по сути, никаких шансов с таким делом нет. Обвинение полностью бредовое: как могут учредитель, директор, управляющая, главный инженер нести ответственность за розетку? Даже если она и вправду загорелась. Это как предъявлять претензии к председателю ОСМД по замененной в квартире розетке. Ноль шансов в суде с этим бредом.

Поэтому они тянут.