Как знает всякий практикующий юрист, с началом судебной реформы от Зеленского, Верховный Суд пошел вразнос. Стабильно и сильно улучшившееся после прежней реформы качество решений ВС резко обвалилось. ВС побежал по кривой дорожке «социалистической целесообразности». Перед массовыми сокращениями, некоторые судьи ВС стали выслуживаться перед властью, а другие утратили интерес к работе.

Результат судебной реформы Зеленского очевиден по составу людей, которые ей занимаются. Чтобы далеко не ходить, достаточно упомянуть Романа Бойко — одиозного судью из орбиты Емельянова.

Сокращение Верховного суда, кассационные фильтры — это судейский вариант децентрализации. Власть и денежные потоки передаются на места.

Логика Бойко и Ко, формально, такая: Верховный суд отменяет сравнительно мало решений апелляции, оставляя в силе решения первой инстанции, поэтому целесообразно крайне ограничить — практически, отменить — право на обращение в ВС; достаточно апелляции. Иными словами, зачем обращаться в ВС, если он все равно соглашается с апелляцией?

Логика эта сводится к передергиванию. Апелляция сейчас выносит корректные решения потому, что их пересматривает Верховный суд. И как только этот пересмотр отменят, апелляция вернется к прежнему беспределу.

Мое утверждение легко проверить. Сейчас существует категория апелляционных решений, которые не пересматриваются Верховным судом — досудебное следствие. И по этой категории, апелляция беспределит в полной мере. Уровень решений: «Ну, а что вы нам сделаете?» и «Что хотим, то пишем, пшли вон! ”

Это Окно Овертона, расширение границ дозволенного злодейства. Когда Порошенко плохо проводил судебную реформу, говорили, что хуже не бывает. Зеленский доказал, что это не так.

Вадим Черный