Оторвавшись от саун и проституток, депутаты ВР решили рассмотреть законопроект о внесении изменений в Закон “О защите общественной морали”. Поправки обяжут интернет-провайдеров блокировать доступ к “аморальным” сайтам по решению суда.

Подобной ерундой в США маялись сорок лет назад. Дело дошло до того, что Верховный суд вынужден был самостоятельно отсматривать порнофильмы, чтобы определить, подлежат ли они запрету. Среди сменявшихся критериев порнографичности дольше всего продержался limp dick – эрекция актера относила фильм к порнографии, тогда как вялый мужской орган соответствовал эротике. С тех пор порнография давно легализована и защищена свободой слова (самовыражения). Запрет сохранился лишь на детское порно – но его преследуют и на Западе, поэтому нет смысла дублировать запрет через украинских провайдеров.

Украинские моралеведы столкнутся с непреодолимыми трудностями. Так, изображения половых органов могут быть порнографией, а могут – классической живописью; сформулировать различие невозможно, а школьники могут истекать слюной при виде обоих. Невозможно отследить и провести через решения судов миллионы порнографических сайтов. На крупных фотосайтах всегда есть эротические изображения, которые морализаторы могут счесть порнографическими – какой процент таких фотографий оправдает запрет сайта?

Маразм дошел до намерения запретить изображения раненых в компьютерных играх. Все исследования свидетельствуют об отсутствии какой-либо связи между насилием на экране и в жизни. Есть серьезные аргументы в пользу обратной зависимости: выплескивание негативных эмоций безопасным образом и, самое главное, что типичные игры и фильмы прославляют силу в применении именно положительных героев. Даже у бандитов показывают положительные черты (нет, не членство в Верховной раде).

А от защиты морали один шаг до блокирования интернет-сайтов оппозиции.