Артхаусный режиссер Питер Гринуэй, снявший такие известные картины как “Контракт рисовальщика” и “Отсчет утопленников”, назвал журналистов “низшей формой жизни”. Журналисты сначала расхохотались, а затем, как ни странно, приняли слова на свой счёт, обиделись  и принялись терзать гостя вопросами.

Обсуждение “скандального” заявления Гринуэя выплеснулось на страницы социальных сетей, но вот на страницы одесских изданий этот инцидент не попал.

Возможно, как раз потому, что одесские журналисты в самом деле подозревают, что делают что-то не так и им страшно озвучивать откровенное заявление режиссера. Дескать, вдруг, увидев это “шокирующее откровение”, читатели наконец всё поймут?

Скандал начался с заявления кинематографиста о том, что “будущее за новыми технологиями”. В частности, режиссер продемонстрировал свои глубокие познания в области новых технологий, рассказав что “сейчас грядет новая Святая Троица: мобильный телефон, камкодер и ноутбук, и мы ждем лишь компанию Microsoft, которая бы объединила их в один новый гаджет”. Нужно отметить, что такое заявление режиссер сделал сегодня, а не лет 10  назад.

В ответ на это одесский журналист Александр Володарский, почему-то решивший, что он имеет некое отношение к новым технологиям, спросил режиссера: “Почему же тогда мы, журналисты, сидим и слушаем ВАС, а не наоборот?“.

Гринуэй не растерялся и ответил, что журналистами становятся те, кто “больше ничего не умеет делать“. Тут уже рассвирепела известная одесская городская арт-журналистка Ута Кильтер. Она вскочила на стул и, размахивая руками, заголосила на ломаном английском, что журналистам в нашей стране “не дают говорить правду“.

Гринуэй парировал: “Журналисты, обещая сказать правду, тотально лгут, а режиссеры при помощи кинолжи говорят правду“.

Нужно отметить, что режиссер напоследок сделал комплимент самому искусству обращения с печатным словом, сказав, что “наша цивилизация воспитана на тексте, а не на изображении“.

На самом деле, Гринуэй был в очень добром расположении духа, а про журналистов просто пошутил: было похоже на то. Но ранимые души местных акул пера не выдержали такого простого и понятного европейцам юмора.