Не блистая, мягко говоря, умом, Игорь Марков ухитрился сплести полномасштабную дворцовую интригу, которая вылезла наружу – и ему боком – только в силу словесной несдержанности его политтехнолога Семена Уралова.

В ходе интриги, Маркову понадобилось заручиться поддержкой трех человек: мэра Костусева, губернатора Матвийчука и кого-нибудь наверху. Этим кем-нибудь стал Виктор Медведчук.

Казалось бы, невозможно свести воедино людей столь разных целей. Так, мэр и губернатор враждуют, поэтому совершенно невероятно, чтобы они поддержали одного кандидата в Раду. Например, по Суворовскому округу мэр вредит Геннадию Труханову, а губернатор не очень вредит. В Приморском округе мэр и губернатор отошли в сторону перед юридическим императором Киваловым. Между тем, губернатор поддержал выдвижение Игоря Маркова, несмотря на то, что Марков близок к мэру, как никто другой, будучи участником самых интимных моментов жизни Алексея Костусева.

Губернатор не мог не понимать, что если ему удастся пройти в Раду, Марков останется ближайшим человеком мэра, и будет его спасать так же, как спас год назад, когда президент усомнился в целесообразности пребывания Костусева на посту мэра. Напомним, что Марков тогда действовал через после РФ в Украине Михаила Зурабова, причем действовал полностью за свой счет.

Основной причиной приязненного отношения Матвийчука к Маркову является, как ни парадоксально, крайне неприязненное отношение Матвийчука к Костусеву. Дело в том, что губернатор твердо придерживается убеждения, что яблоко от яблони недалеко падает и младший Костусев является гипертрофированной копией старшего. Отношение Матвийчука к Гончаренко можно сравнить с омерзением. На этом фоне даже Марков выглядел для губернатора сравнительно приемлемо, поскольку хоть в какую-то сторону отличается от старшего Костусева.

Костусев, между тем, не может не понимать, что Марков будет слишком обязан губернатору, чтобы сохранить абсолютную лояльность мэру. Конечно, Костусев сохраняет определенный контроль над Марковым, мусорный бизнес и мини-рынки которого завязаны на городскую власть, но у Маркова гораздо больший контроль над Костусевым, про которого он задокументировал ну уж очень многое. Поэтому мэр не может отступить от своей поддержки Маркова, даже понимая, что тот его кидает. В опубликованной переписке Уралова видно, что все ближайшие сотрудники Маркова, которые определяют характер его выступлений и редакционную политику его изданий, отзываются о Костусеве исключительно нецензурно. Такой настрой не мог бы развиться в коллективе вопреки воле Маркова.

Ошибкой политтехнологов Маркова стало слепое копирование лозунгов Медведчука. Вспомним, что в избирательной кампании Маркова всего три тезиса. Первое, референдум; не случайно по всей Одессе стоят бигборды Медведчука с призывами к референдуму и прямой демократии. Это та структура голосования, которая позволит обойти сопротивление парламента при федерализации Украины. Если сторонники федерализации не выиграют референдум во всех областях, то по крайней мере референдум сформирует список областей, настроенных на федерализацию, и эти области будут стремиться отколоть от Украины.

Второй пункт программы Маркова – государственный статус русского языка. Мало кто может объяснить, чем государственный статус отличается от регионального, но важно то, что это тоже из программа Медведчука. И последний пункт – та самая федерализация, из-за которой и нужно обновить законодательство о референдуме.

Но что позволено путинскому куму Медведчуку, не позволено мусорному барону Маркову. А именно, не позволено открыто проталкивать развал Украины и присоединение Юга и Востока Украины к России. Пока совпадения в программах были как бы случайными, да и в провинции, на них не обращали внимание. После публикации в переписке Уралова проектов бигбордов с профилем России и медведчуковской надписью “Выбор сделан” у Маркова возник нерешаемый конфликт с Администрацией президента.

Более всего фигурантам марковской интриги будет неудобно промолчать сейчас, после того как она вылезла наружу в переписке Семена Уралова.