Задержав вора на месте преступления, милиционер не может обыскать его. Сначала нужно зарегистрировать дело в базе.

Если вору грозит срок менее трех лет, то его не имеют права посадить в СИЗО. Однако вор знает, что доказательства против него серьезны и через несколько месяцев он окажется в тюрьме по решению суда. Здравый смысл подсказывает ему продолжать воровать в этот период.

Институт примирения сторон позволяет вору возместить сумму ущерба потерпевшему и тем самым избегнуть наказания. Для вора становится логичным воровать часто, а если попадется, то возместить ущерб. К тому же, редкий потерпевший рискнет отправить своего обидчика в тюрьму. Раньше этим занимался гос.обвинитель, и преступник не предъявлял претензий к жертве. Теперь отказаться от примирения будет рискованным шагом для жертвы.

Рискованным шагом стал отказ от признательных показаний в качестве “царицы доказательств”. На практике, милицейская система много лет затачивалась именно под этот способ доказывания. Подавляющее большинство следователей не умеют доказывать иным способом. Под лозунгом справедливости, на свободе окажется огромное число преступников, особенно мелких, для доказательства вины которых у милиции не хватает ресурсов.

Институт присяжных превратится в рассадник коррупции, конкурирующий с судьями за оправдательные приговоры. Матерый преступник теперь сможет выбирать, с кем ему дешевле договориться: судьями или присяжными. Последних легче запугать, поэтому обычные граждане будут избегать участия в суде присяжных, а туда пойдут родственники коррумпированных чиновников и ставленники преступных кланов.