Операция пошла наперекосяк прежде всего потому, что подобных задержаний не было уже 10-15 лет. Милиционеры привыкли вламываться в офисы или, максимум, брать не оказывающих сопротивление преступников, бытовых убийц. На вооруженный отпор никто не рассчитывал. Атмосфера расхлябанности складывалась в милиции не один год, и виноваты в ней все – и никто конкретно.

Явное нарушение допустил кивский департмент криминальной милиции, который просто не сообщил в Одессу, в чем обвиняется преступник, которого местным милиционерам было предписано задержать. Ответственному за операцию Андрею Гукасяну не пришло в голову уточнить – он разумным образом исходил из предположения, что в случае опасности его бы предупредили. В милицейской среде задавать вопросы не принято.

Задание было передано всего за три часа. Учитывая время на проезд до места, взяли свободных сотрудников “Беркута” без проведения инструктажа. На группу из трех оперативников, Андрея Гукасяна, трех сотрудников “Беркута” и двух ГАИ были два автомата. Участники были в бронежилетах.

Технически, проблемы можно было избежать, если бы участники соблюдали закон. Нельзя задержать человека просто по звонку из Киева. Как минимум, не было постановления суда о задержании, отдельного поручения следователя. В этих документах фигурировала бы инкриминируемая г-ну Дикаеву статья УК, которая бы сразу насторожила оперативников.

Халатность киевских сотрудников видна и по тому, что им было многое известно о г-не Дикаеве. Так, сразу после провального задержания были переданы ориентировки на его машины и паспорта. За ним явно велось наружное наблюдение, потому что в квартирах немедленно провели обыск, зная, что туда было занесено оружие. Нет сомнений, что у милиции был источник в окружении преступника.

Причина, по которой киллера не задержали в Крыму, а отпустили в Одессу, нам сейчас неизвестна, однако вероятно, что необходимые для задержания доказательства появились после отъезда г-на Дикаева из Крыма. Такая ситуация типична для работы украинской милиции, чей метод заключается в том, чтобы задержать вероятного преступника и выбивать из него показания. В цивилизованных странах от этой тактики отказались столетие назад и перешли к более дорогостоящей системе, при которой сначала собираются доказательства, а потом санкционируется арест.

Машину не вели до Одессы. Когда наружное наблюдение в Крыму убедилось, что машина встала на трассу, дальнейший маршрут считался предсказуемым.

Привлечение ГАИ для остановки машины с преступниками является стандартной процедурой. Здесь расчет на огромный психологический опыт, накопленный инспекторами ГАИ в общении с нарушителями.  Перегораживание дороги “колючкой” было бы невозможным, т.к. сразу сориентировало бы преступников.

Операция была раскрыта, когда оперативники побежали к машине. Только тогда преступники открыли огонь. Из-за испуна или по иной причине, но “Беркут” не стал их преследовать.

Наличие оружие в салоне машины вполне объяснимо: в последние годы милиционеры прекратили практику досмотров машин на трассе в связи с необходимостью судебных постановлений. Преступники поэтому могли вести оружие безопасно для себя.

Информация об использовании преступниками гранаты Ф-1 во время задержания не соответствует действительности. На их машине нет следов таких повреждений.

Преступников сдала не проститутка, а таксист. Его запугали, и он боялся связаться с милицией. Два часа он искал на улице милиционера, которому мог бы передать информацию.

В гостинице г-н Дикаев зарегистрировался по своему паспорту. Зная российские порядки, он понимал, что не выжил бы и в украинской тюрьме после убийства милиционера. По неизвестной причине милиция не стала штурмовать здание ночью, а оставила лишь машину с опергруппой. И на этот раз милиционеры были без автоматов. Именно поэтому соучастник г-на Дикаева ночью беспрепятственно прошел мимо них: милиционеры боялись вызвать на себя огонь.

Студентов не отселили из общежития, потому что и на следующий день милиционеры не рассчитывали на штурм. Сначала они подошли к двери со щитами, но были встречены огнем. После этого эвакуировать уже было поздно.

Длительный обстрел здания был вызван тем, что г-н Дикаев прятался в облицованной плиткой кухне и глухом коридоре, и в него не могли попасть. Поэтому привлекли “Альфу”, которая впервые использовала свои гранатометы.

Во время обстрела хозяйка гостиницы прибежала со скандалом, что ей могут испортить стоящий неподалеку катер. Именно поэтому катер оттащили. И только когда его притащили в центр скопления милиционеров, кому-то пришла в голову мысль: а нет ли там растяжки. Сообразив, что они могли привезти себе троянского коня, милиционеры срочно вызвали взрывотехников, которые осматривали катер без спецодежды.

Выстрел, которым был убит г-н Дикаев, раздался одновременно с его криком о сдаче. Похоже, он крикнул слишком поздно.

По результатам операции не сделано никаких выводов. “Беркут” по-прежнему не тренируют для подобных захватов.