Безымянную зеленую зону вдоль улицы Старопортофранковской (между улицами Богдана Хмельницкого и Большой Арнаутской) назовут в честь Сергея Юльевича Витте.

http://www.odessa.ua/ru/news/45443/

 

Одесская власть, активно занятая реформами городской топонимики, озаботилась увековечиванием памяти российского государственного деятеля Сергея Витте. Вернуть Дворянской «девичье» имя Витте, бывшего студента расположенного на этой улице университета, не вышло,  и историко-топонимическая комиссия Одесского городского совета «презентовала» Сергею Юльевичу «безымянный сквер вдоль улицы Старопортофранковской, ограниченный с одной стороны улицей Богдана Хмельницкого, с другой упирающийся в конечную трамвайную остановку».

Что ж, очень символично. В конце концов, Витте целых полгода был в Петербурге Министром путей сообщения, а начинал свой триумфальный путь в Одессе – с крушения поезда, которое считается одним из самых крупных в царской России и вошло в историю как Тилигульская катастрофа. А сам он получил неофициальный титул Герцог Тилигульский.

Это случилось 137 лет назад.

24 декабря 1875 (5 января 1876 по новому стилю) года, на 186-й версте Одесской железной дороги на так называемой Тилигульской насыпи сошёл с рельсов грузопассажирский поезд, перевозящий новобранцев для армии, а также топливо. Из-за метели и халатности ответственных лиц поезд попал на разобранный участок пути, в результате чего вагоны рухнули под откос, а затем вспыхнули. Количество жертв разнится в разных источниках: от 70 до 150 рекрутов. Комиссия по расследованию катастрофы  не без оснований обвинила в случившемся дорожного мастера, а также начальника одесской дороги Николая Чихачева и его подчиненного Сергея Витте, который  возглавлял тогда службу эксплуатации одесской «железки».

- Когда дело было назначено к слушанию, – пишет в своих мемуарах сам Сергей Юльевич, – ни я, ни Чихачёв не только не поехали на суд, но даже не послали своих поверенных. И вот, нас всех заочно приговорили: дорожного мастера, меня и Чихачёва к 4-м месяцам заключения.

А тут еще разразилась очередная русско-турецкая война (как тут не вспомнить про День воинской славы России, который тоже отмечается 24 августа – в «День взятия турецкой крепости Измаил российскими войсками под командованием А. В. Суворова в 1790 году»!), и Витте, воспользовавшись протежированием со стороны  великого князя-полководца Николая Николаевича, умудрился избежать наказания. После войны эксцентричный князь и вовсе сойдет с ума, заложит фамильный Николаевский дворец, за что его племянник, новый император Александр III, обвинит «дядю Низю» (семейное прозвище Николая Николаевича) в растрате государственных средств и даже наложит арест на его имущество.

Впрочем, вернемся к Тилигульской катастрофе и к нашему неудавшемуся арестанту Витте:

…Но через некоторое время последовало объявление войны. Чихачёв был сделан начальником обороны Чёрного моря (и Одесского порта в частности – Ю.В.), а я фактически вступил в управление железной дорогой и переехал в Бухарест, где участвовал в предварительной конвенции с Румынскими железными дорогами, по вопросу о перевозке нашей армии посредством румынских железных дорог….

Как говорится, без комментариев.

Впрочем, один все же не помешает. Достоевский, к примеру, так откликнулся на все это: 

«Неужели, например, это недавнее крушение поезда на Одесской железной дороге с царскими новобранцами, где убили их более ста человек, — неужели вы думаете, что на народ не подействует такая власть развратительно? Народ видит и дивится такому могуществу: «Что хотят, то и делают».

Интересно, что бы сказал Федор Михайлович про указ одесского горсовета отдать «безымянную зеленую зону» под сквер Герцога Тилигульского?

 

Юрий Власишен