Законопроект о системе высшего образования серьезно ухудшает даже предыдущую версию правительства.

Так, Министерство образования сохраняет полномочия, в других странах закрепленные за профессиональными ассоциациями, как присвоение научных степеней. Общественный совет будет подконтролен министерству, да и формироваться тот совет будет из лоялистов. Впрочем, никаких полномочий этот совет иметь не будет.

Законопроект отвергает обсуждение бюджета каждого университета его трудовым коллективом и даже студентами. Ректор не только становится единоличным распорядителем финансов (что логично, скажем, для ОНЮА, но не для большинства других ВУЗов), но даже устанавливает срок полномочий ученого совета – то есть, фактически, контролирует его, распуская неугодный совет. Из законопроекта ушло правительственное положение об отзыве ректора голосами половины коллектива. Проект Калетника требует для этого нереальных 2/3 голосов.

Законопроект оставляет кулуарный порядок размещения госзаказа на подготовку студентов. “Специалист” вообще не будет считаться высшим образованием, в отличие от правительственного проекта. Для студентов-контрактников предложены самые льготные условия поступления: университеты вправе самостоятельно устанавливать формулу расчета конкурсного балла для них. Студентам, впрочем, обещают поднять стипендию до прожиточного минимума. За эти деньги студенты будут лишены обычных прав, вроде выбора предметов, а отчислить их смогут не только за неуспеваемость, но и за любое нарушение устава.