Ссылаясь на репортаж BBC об отчете МВФ, украинские журналисты не удосужились прочесть сам отчет. Ниже мы приводим его основные положения.

Украина встретилась с жесточайшим тройным кризисом в конце 2008 года. Слабости накапливались годами по нескольким направлениям, но были скрыты доходами [от дешевых российских энергоносителей]. Налоговый кризис развился на фоне резко сократившейся экономики.

Украина получила исключительный доступ к двухлетнему кредитования МВФ с целью стабилизации банковской системы и обеспечения реструктуризации экономики. Деньги были использованы для наполнения бюджета.

В реструктуризации присутствовали “компромиссы”, объясняющиеся “украинской средой”. Реализация программы сдерживалась политическими разногласиями в Украине. Все усилия пошли прахом с осени 2009 года, когда в Украине началась подготовка к президентским выборам. Налоговая политика разошлась с задачей стабилизации экономики.

Отсутствуют результаты по среднесрочной стабилизации экономики (краткосрочная – двухлетняя – окончилась в 2010 году). С 2009 года усилия по реформированию экономики полностью остановились. Банковская система осталась нестабильной, валютная политика вернулась к докризисным ошибкам, налоговый дефицит в энергетическом секторе продолжал расти, не были реализованы реформа судебной и законодательной власти.

Остается непонятным, как стабилизировать экономику в Украине. Не помогли никакие меры. Ошибкой была выдача кредита до реформ.

Украина относится к числу стран с наиболее тяжелым кризисом. Ориентированная на экспорт металла экономика не выдержала снижения спроса. Россия отказала в прежних преференциях на энергоносители. ВВП упал на 15% в 2009 году.

Рост ВВП в 2003-2008г.г. объясняется четырехкратным ростом мировых цен на металл (он составляет 40% украинского экспорта и 15% ВВП) и низкими ценами на российский газ.

Кризис в банковской сфере был заложен привязкой 60% кредитов к доллару. Банки все больше зависели от краткосрочных иностранных кредитов. Соотношение пенсионных выплат к ВВП составляло 15%, один из самых высоких в мире показателей.

Отношения Украины с МВФ характеризуются как “сложные”. Правительство мешало составлению отчетов; из 24 запланированных отчетов составлены только 13, из них 10 с задержками или упущениями.

Только помощь МВФ дала возможность Украине рассчитаться с краткосрочными внешними долгами. Правительство отказалось отпускать курс доллара, в результате чего НБУ тратил миллиарды долларов на его поддержку. (Вопреки заявлениям правительства,) МВФ требовала обеспечить социальную поддержку для незащищенных слоев населения и проводить взвешенную налоговую политику. Все программы МВФ были согласованы с президентом, премьер-министром и оппозицией. Решения согласовывались с ними почти ежедневно. МВФ часто выступал в роли посредника между партиями.

В конце 2009 года, за несколько недель до президентских выборов, МВФ понизил требования, чтобы продолжать финансирование критических для Украины программ.

Уровень доступа к кредитам МВФ оставался на уровне 11 млрд SDR (около 7 млрд долларов или состояние одного Рината Ахметова на то время). Прочие доноры, как Мировой Банк и Стратегия Партнерства Стран, уменьшили выплаты Украины примерно вдвое после невыполнения обязательств. Внутренний долг вдвое превысил прогнозы, достигнув 30% ВВП. Внешний долг вырос до 88% ВВП в 2009 году.

Не вдаваясь в подробности, МВФ пишет об огромном имуществе украинских компаний за границей.

Значительная часть помощи МВФ была направлена в банки-банкроты. Их банкротство было скрыто конвертацией краткосрочных кредитов НБУ в долгосрочные. НБУ стал принимать акции банков-банкротов в обеспечение кредитов. Правительство обязало НБУ скупить по номинальной цене облигации банков-банкротов. Правительство расширило определение “системных” банков, которые долны быть рекапитализированы, до средних банков (они готовы были давать взятки за госфинансирование). В результате, НБУ оказался на грани банкротства, а в экономике сохранилось множество нежизнеспособных мелких банков. Банковская система остается крайне неустойчивой.

Требования МВФ по повышению цены на газ основываются на необходимости избежать дальнейшего роста бюджетного дефицита. (МВФ принимает де-факто украинскую ситуацию, когда местный газ захватили олигархи, а населению поставляется импортный газ. Занижение тарифов на газ для населения целиком фиктивно – население все равно оплачивает полную стоимость, только косвенно, когда бюджетные средства идут на дотации Нафтогазу.)

В преддверии президентских выборов партии согласились увеличить дефицит до 20% ВВП, социальные выплаты – на 7% ВВП.

Удерживание от гиперинфляции связывается не с действиями правительства, а с падением производства и снижением цен на экспортные товары. (Сейчас экспортные цен возвращаются на прежние уровни, что повышает вероятность гиперинфляции.)

МВФ постоянно упоминает отсутствие ответственности в украинской политической системе, что приводит к бюджетному хаосу. Политические конфликты усиливают бюджетный дисбаланс. Только под влиянием “сильного морального давления” Нацбанк согласился привести официальный курс гривны к рыночному. МВФ ожидает, что даже если правительство выполнит рекомендации по нормализации налогообложения и отпустит курс гривны, чтобы получить новые транши, то вскоре откажется от этих изменений.