Мы писали о возможной афере с реструктуризацией взятого Гурвицем кредита. Тогда мы тщательно писали “если”, поскольку история представлялась нам слишком чудовищной, чтобы дошедший до нас слух был правдой. К нашему изумлению, история подтвердилась.

Обращаем внимание журналистов на то, что это однозначно самый большой скандал в деятельности Алексея Костусева за два с половиной года. В отличие даже от аэропорта, который подарили депутаты, и который хоть теоретически должен быть реконструирован с пользой для горожан, убытки по реструктуризации кредита – прямые, абсолютно подтвержденные, ничем не оправданные и огромные.

История с реструктуризацией кредита бьет в корень избирательной программы Алексея Костусева, который много и справедливо поносил Эдуарда Гурвица за получение валютного кредита в условиях нестабильного курса, а сам ухитрился сделать из валютного кредита нечто еще худшее: валютный кредит по гривневой ставке.

Причем, ответственность лежит полностью на г-не Костусеве. В отличие от понятной даже самому тупому депутату аферу по аэропорту, никто не скажет, что депутаты могли прочесть или, тем более, проанализировать соглашение о реструктуризации кредита с Эрсте-банком. На момент подписания, договор даже не был завизирован юридическим департаментом одесского горсовета, да и такая виза мало что бы решала, поскольку несомненно компетентные юристы горсовета никак не чета команде западных юристов Эрсте с зарплатами в 400 евро в час.

Крайней будут пытаться сделать завизировавшую договор Светлану Бедрегу, однако на данный момент она отбилась. Между тем, вся проблемность договора должна была стать понятна г-же Бедреге уже после первого платежа: как бы ни был завуалирован этот вопрос в договоре, в расчете платежа однозначно было видно, что кредит остался валютным.

Напомним, что одесские чиновники подписали с банком соглашение о реструктуризации валютного кредита, по которому кредит остался валютным, однако половину его было разрешено выплачивать в гривне по курсу на момент платежа. И даже мошенничеством со стороны банка это не является: горсовет мог прочесть, что подписывает.

Примечательно, что когда чиновники горсовета приехали в НБУ к Юрию Колобову за разрешением, тот отговаривал их даже от настоящей реструктуризации (НБУ не подозревал о ее фиктивности), объясняя что правительство не будет обваливать курс в ближайшие годы.

Любопытно, за какой же откат Костусев и Бедрега несколько месяцев закрывали глаза на аферу с реструктуризацией?