СМИ и общественники столько времени поносят генплан Одессы, что скоро бабушки будут пугать им детей. Рассмотрим ситуацию вкратце.

Предложенный вариант генплана является высокопрофессиональным документом. С точки зрения градостроительства, трудно придумать, что можно было бы в нем однозначно улучшить. По крайней мере, никто из критиков никакой конкретной альтернативы не предложил.

Спорным моментом является прокладка трасс через районы частной застройки. Но от такого решения никуда не деться и, более того, оно отнюдь не плохо само по себе. Плохой может стать его реализация, если под давлением властей суд будет принимать решение о принудительном выкупе домов по заниженной цене. Более того, существующий генплан тоже предусматривает снос домов под трассами.

Застройка Молдаванки многоэтажными зданиями преподносится как нарушение архитектурного облика города. Но город – это живой организм; невозможно оставить на века ветхий жилой фонд. Недаром ЖКС “Хмельницкий” – самый проблемный в городе, наряду с ЖКСом “Пересыпьский”. Никто не станет отрицать ужасного состояния домов на Молдаванке, капитальный ремонт которых просто нерационален. С учетом того, что разрастающийся город сделал Молдаванку практически центром, стоимость земли в этом районе не позволяет продолжать в нем двухэтажное строительство. Кстати, реконструкция в многоэтажки еще при СССР дошла до ул.Хмельницкого. Сейчас вопрос стоит о реконструкции небольшой оставшейся части. Реконструкция приведет и к оздоровлению социального облика района. Сейчас нет никаких юридических преград для реконструкции: любой инвестор может скупить квартиры во дворе и построить на его месте многоэтажку. Как и в случае с прокладкой трасс, вопрос стоит только в том, чтобы при застройке не нарушались имущественные права жильцов, но это уже не вопрос генплана.

Застройка прибрежной зоны является социально проблемной. Но в любой развитой стране прибрежная зона полностью застроена. Парковые склоны сейчас практически необитаемы даже летом. Трудно себе представить, как сделать их привлекательными для массового отдыха, когда и остальные парки (Победы, Горького, Ильича) находятся в запустении. За двадцать лет изменились предпочтения горожан в плане отдыха – они теперь предпочитают проводить досуг в кафе и торговых центрах, как и во всем мире. Другое дело, что застройка прибрежной зоны не должна превращаться в ограбление города. Допустим, можно исходить из того, что стоимость квадратного метра жилья у моря должна превышать обычную на две тысячи долларов за кв.м. Эти деньги должны поступать в бюджет. При застройке 20-этажными зданиями и плотности строительства в 30% цена участков должна составлять около 12,000 долларов за кв.м. или 1.2 млн за сотку. Это вполне реальная цена, учитывая, что даже под коттеджную застройку участки продавались по 100 тыс за сотку и выше, причем они были гораздо дальше от моря.

Юридический статус генплана на сегодня довольно сомнителен. Он был важным документом в советские времена, когда строительство велось государством, и он важен в развитых странах, где под него подведено комплексное законодательство. В Украине ничто не мешает владельцу здания увеличить его этажность или изменить целевое назначение, что бы в генплане не писалось про зонирование.

Поэтому опасаться нужно реальных проблем: суды, прогнувшиеся под властью; коррумпированный горсовет, который раздает прибрежные участки бесплатно под многоэтажную застройку; застройщики, которые поджигают дома и кварталы. А генплан вовсе не так страшен, как его малюют.