Юг” и прочие издания опубликовали воззвание руководителей творческих союзов против попытки правительства реформировать их прогнившую систему.

За воплями об угрозе национальной культуре скрывается интерес чиновников от этой несуществующей культуры. За годы независимости в Украине не созданы великие фильмы, не написаны романы или стихи, которыми будут зачитываться поколения. Неплохие композиторы и художники имеются, но их отношения с творческими союзами основаны на взаимной терпимости: они числятся в союзах и позволяют им упоминать свое имя в обмен на мелкую помощь.

Например, художники заинтересованы в бесплатном пользовании мастерскими. Хорошие художники могут их без проблем оплачивать, но чтобы не ссориться с системой, поддерживают отношения со своим союзом, предоставляя для выставок свои худшие работы, которые не продаются в галереях. Творческие союзы плотно укомплектованы бездарями, а редкие непризнанные самородки не имеют шансов туда пробиться.

Союзы держат в своих руках раздачу государственных званий. Почему-то Майкл Джексон не был Народным артистом Калифорнии, да и Модильяни не числился Заслуженным художником. А заслуженные и народные украинские, получающие свои звания за взятки или в саунах, давно стали народным же посмешищем. Звания давно утратили свой смысл общественного признания творческих личностей в отсутствие объективных механизмов рыночных продаж и рейтингов, и их совершенно правильно предлагают отменить.

С распадом советского тоталитаризма утрачена необходимость в поддержке власти творческими профсоюзами. Уже не нужно мобилизовывать художников и писателей для одобрения очередных зигзагов партии. Не нужно насаждать единую идеологию в сфере культуры и наказывать за отклонения от нее – для чего, собственно, и были созданы творческие союзы.

Любопытно, что чиновники от культуры в своем заявлении не смогли назвать ни одного конкретного аргумента в пользу сохранения творческих союзов. А аргументы есть, и целых два: бесплатные помещения, которые они сдают в аренду, и хоть маленькая, но власть – такая сладкая власть над творчеством других.