2 мая состоялся знаковый визит Меркель в Вашингтон. Меркель должна была сгладить различия в позициях Белого дома и Кремля. Как часто поступают агрессоры, перед началом подобных переговоров организовывается масштабная эскалация для улучшения переговорной позиции. Аналогично поступали, например, в Сирии, где движения Асада определяют русские советники.

Одновременно с побоищем в Одессе, пресс-секретарь Путина заявил, что Россия не может контролировать события на юго-востоке Украины. Тем самым Путин сказал, что любые договоренности по Украине не будут иметь силы: все будет списано на местные банды. Заявление Кремля последовало сразу после провала переговоров Меркель с Обамой. Фактически, реакция Путина была: “Ну и что, мы тоже с вами не собирались договариваться”.

В сою очередь, Меркель была оскорблена тем, что Белый дом согласовал военное наступление украинского режима в Донецкой области именно в день ее визита в Вашингтон. В результате, Кремль формально отказался от Женевских соглашений, что дает возможность Путину не признать выборы в Украине.

Меркель занимает про-путинскую позицию, крайне осторожно сотрудничая с украинским режимом. Ее позиция основана на масштабных инвестициях немецкий компаний в России. Двое бывших канцлеров Германии являются партнерами Газпрома. Именно с учетом позитивной позиции Меркель, Кремль дал команду отпустить похищенных сотрудников ОБСЕ, четверо из семи иностраннцев среди которых были немцами.

Обама, напротив, поддерживает режим Турчинова без ограничений.

по материалам debka