Ошибочны попытки беспристрастно разобраться в русско-украинском конфликте. Беспристрастность, в данном случае, путают с отсутствием контекста. А вне контекста, полицейский и преступник одинаковы: оба бегут, нападают, применяют силу, вооружены.

Восстание оправдано в двух ситуациях: притеснение или стремление к независимости. Ничего из этого на Донбассе не было. Притеснения не было вообще (это они всех притесняли), а к независимости стремились, максимум, немногие. То есть, не было правовых предпосылок для восстания.

Дальше – все, как на почти любой войне. Бардак в обеих армиях, военные преступления совершали обе стороны. Можно полагать, что в силу хоть какого-то государственного и медийного контроля украинская сторона совершала немного меньше.

В прежнем нормальном мире, власти ДНР могли бы требовать признания своего суверенитета по праву силы, как любой внутренний путчист или внешний захватчик. В современном мире, им это будет труднее сделать, хотя прецедентов немало: например, захват Северным Вьетнамом Южного.

Вадим Черный