Мы удивлялись странной трансформации в Гарварде: когда Саша Боровик пытался трудоустроиться в Минэкономики, Гарвард не отвечал на официальные запросы о подтверждении его диплома, а сейчас сразу отвечает и подтверждает.

Не менее удивительна история Юлии Марушевской. Речь даже не о том, что она оказалась связующим звеном между Саакашвили и Садовым, с его гипертрофированными таможенными амбициями. Марушевская сначала заявляла, что училась в Стенфорде, а потом сослалась на страницу на сайте одного из институтов в Стенфорде, где она упомянута в качестве “приезжего ученого”.

Но минимальные требования Стенфорда к “приезжим ученым” таковы, что не оставляют места для Марушевской: степень доктора или признанный опыт в изучаемой сфере. Как правило, “приезжий ученый” работает в Стенфорде год – каникулярный год его собственного университета. Хотя допускается и более короткий срок работы в Стенфорде, и основная работа не в университете, а в общественной организации, предоставить статус “приезжего ученого” активисту для одной лекции – немыслимое дело.

Тем более, что Марушевская не читала даже нормальной лекции, а коротко выступила. В такой ситуации, предоставление ей страницы на сайте одного из стенфордских институтов является несомненной фальсификацией. Не зря Стенфорд не отвечает на запрос, что же читала там Марушевская и в какие даты.

Поэтому самый интересный вопрос, который возникает: кто стоит за всей этой историей со влиянием таким, что может заставить престижнейший университет нарушить базовые академические процедуры?