СМИ Одессы, которые вчера некритично пересказывали милицейскую историю о ложном сообщении о бомбе в поезде Одесса-Киев, упустили главную деталь: действия школьника были совершенно законны. По крайней мере, в приписываемой ему версии событий.

Обычно о минировании сообщают примерно так: “там-то заложена бомба”. То есть, говорят о факте, ложность которого легко установить. Соответственно, милиционеры могут если не посадить, то всячески допекать звонившего.

В данном случае, школьник заявил, что ему сказали о наличии бомбы в поезде. Это информация вполне может быть правдивой, и в любом случае невозможно доказать ее заведомую ложность. Что же касается того, кто сказал, то он ведь не звонил в милицию, а сказал своему приятелю. То есть, отсутствует факт заведомо ложного сообщения о преступлении.

В такой схеме невозможно привлечь звонившего к ответственности.

Милиция ничего не может поделать с такими звонками. Какой бы абсурдной ни была содержащаяся в них информация, по звонку с угрозой теракта включается определенная процедура, которую милицейское начальство не рискнет нарушить даже в целях сохранения здравого смысла.

Пока ситуацию спасало только то, что звонки о минировании были довольно редкими. Но представим себе возросшую гражданскую активность населения или обиженных предпринимателей. Для них наиболее простой способ довести милицию до изнеможения – это делать несколько звонков ежедневно с сообщениями о подозрительных предметах или “мне сказали, что там заложена бомба”. Если подозрительный предмет фактически обнаружен, то нет нужды даже пользоваться анонимным мобильным телефоном – бдительного гражданина должны будут только похвалить.

Гораздо интереснее ситуация в Николаеве. Там поступило сообщение о минировании жилого дома. Пока владельцы квартир находятся на эвакопункте, милиция может с полным основанием – хотя и без какого-либо права – вламываться в их квартиры. Кстати, отличный способ установки жучков.