Как ни удивительно, трезвомыслящий губернатор Степанов в положительном ключе отозвался о намерении продажной прокуратуры в течение месяца направить в суд четыре обвинительных акта по убийству трухановцами детей в лагере Виктория.

На самом деле, это гарантированный развал дела. Цвиринько не получит реального срока ни в каком раскладе. Если начать сажать в подобных ситуациях, когда она осуществляла лишь опосредованное руководство, то по любому происшествию можно будет пересажать слишком многих. Защита Цвиринько будет простой: у нее была декларация о вводе в эксплуатацию, а больше никаких документов для эксплуатации не требуется.

Директору лагеря Саркисяну срок дадут, но выпустят по состоянию здоровья. С шунтом да по халатности, отсидка ему не грозит. Дадут года три и вскоре выпустят.

Двум МЧСникам можно пришить халатность в том, что они не обратились в суд о закрытии лагеря, но это бесполезно. Если суд вынесет такой приговор, оставшиеся на свободе МЧСники, дабы избежать такой же участи, закроют все коммунальные учреждения – в каждом из них точно такие же нарушения, как в Виктории. Кроме того, МЧСники вполне здраво заявят в суде, что халатности в их действиях не было, поскольку они были уверены, что мэрия выполнит предписание, как и обязана была.

Прокуратура не трогает реальных виновных:

- начальника УКСа, который провел фиктивный тендер после окончания работ,
- начальника ГАСКа, который подписал заведомо фиктивный ввод в эксплуатацию через две недели после начала работ,
- вице-мэра по строительству, который точно знал, что под видом ремонта осуществляется новое строительство – то есть, грубо нарушены нормы проектирования.