Начальник потешного флота, на время военного положения ставший главным чиновником Одессы, решил провести это время с пользой. Он предложил – почему-то украинцам, а не в России – обменять себя на пленных украинских моряков. Цинизм восхищает.

Воронченко прекрасно знает, что по Женеве-1949, Россия не может брать заложников. А именно таковым является статус при обмене.

Воронченко мог догадаться, что Россия считает моряков арестованными нарушителями границы, а не военнопленными. Поэтому обмена быть не может даже теоретически. Обмены по линии Минской группы оформляются как взаимное освобождение арестованных.

На средства от тендеров, военные бонзы могли бы нанять для моряков нормальных адвокатов и передать им в тюрьму помощь. По сообщениям от активистов в соцсетях, украинские начальники не сделали даже этого.