Полиция пустилась во все тяжкие – например, должностной подлог, – отмывая трухановцев, убивших рабочего на Ланжероне. Дело не только в том, что рабочий был бы жив, если бы полиция остановила незаконную стройку трухановцев после отмены градостроительных условий. И не только в том, что трухановцы на стройке не имели права называть человека мертвым до медицинского освидетельствования.

Первоначальная версия трухановцев была в том, что рабочий “явно умер” – явно для тех, кто не имеет ни медицинского образования, ни совести, поэтому скорую не вызывали. Полиция пошла еще дальше, разогнавшись на полученных купюрах, и заявила, что медики приехали, но не стали выходить из машины, потому что кто-то им сказал, что пациент мертв. Если дело обстояло так, то в тюрьму должны отправиться медики. Реальность где-то посередине: не зная места инцидента, Скорая подъехала к дельфинарию, более точную информацию им не дали, и они уехали.